hobler (hobler) wrote,
hobler
hobler

Category:

Армянский переулок, 11 (начало). Часть 6.

Оригинал взят у stapelia2784 в Армянский переулок, 11 (начало). Часть 6.
                                                      Армянский переулок, 11 (начало). Часть 6.

   Часть 1. Часть 2. Часть 3. Часть 4. Часть 5.

   Об истории этого здания, хорошо знакомого москвичам и многим гостям столицы, написано много статей и даже книг, но в основном о нем пишут, как о палатах бояр Милославских и о родовом гнезде Тютчева Ф. И., а о других его владельцах упоминается вскользь, вот о них и хотелось бы немного написать, то что удалось накопать и обобщить  из уже имеющихся сведений.

   Здание это имеет давнюю историю, Реставрационные работы, проводившие в этом владении, показали, что в XVI - XVII веках посредине двора стояли деревянные палаты на белокаменном подклете. В подвалах дома сохранилось восемь сводчатых залов, как минимум конца XVI века, теперь они целиком ниже уровня земли. Кому принадлежали эти палаты неизвестно.
Старинные подвальные помещения дома из белого камня. Фото из книги Чагина Г.В. "Армянский переулок, 11"
                                         Армянский переулок.
   До конца XVII в., возможно, в процессе нескольких перестроек подклет был расширен и надстроен кирпичным жилым этажом. Наконец, в начале XVIII в. на этой основе были созданы характерные для петровского барокко двухэтажные палаты с двумя ризалитами на главном фасаде.

   Считается, что во второй половине XVII века здесь находилось владение семьи боярина Милославского Ивана Михайловича, но документов подтверждающих это не сохранилось.
   Род Милославский происходил "из самого незнатного дворягства" и выдвинулся, когда дочь Ильи Даниловича Милославского (1595-1668 гг.) - Мария стала первой женой царя Алексея Михайловича.
                                                                  
   Хозяин этого владения приходился Илье Даниловичу четвероюродным племянником.
   Милославский Иван Михайлович (1635-1685 гг.) - приближённый царя Федора Алексеевича, окольничий (1660), боярин (1677) и воевода. Он был с 1680 года начальником Приказа Большой казны (министром финансов), кроме того, в разные годы руководил еще и многими другими приказами.
    Боярин Милославский, построивший свой дом рядом с усадьбой боярина Матвеева Артамона Сергеевича (о нем и его палатах я писала здесь), имел многодетную семью. Оба они облюбовали для местожительства этот переулок.в середине XVII века. Будучи соседями, они долгие годы боролись за первенство в Боярской думе и оттого люто ненавидели друг друга. Милославский, так же, как и его недруг, был приближен ко двору и играл важную роль в событиях первых лет царствования юных Ивана и Петра Алексеевичей. Дворцовые интриги бояр и стали в определенной мере причиной стрелецкого бунта 1682 года, во время которого Матвеев был убит в Кремле. Ненадолго, пережил Артамона Сергевича и Милославский, скончался он в 1685 году. После его смерти, двор был взят в казну. Интересно, что оба они  были похоронены возле ц. Николая Чудотворца в Столпах, находившейся в этом же переулке. Правда, позднее, в 1698 г., в связи с выявившимся участием Милославского в подготовке стрелецкого бунта, тело его было вырыто из могилы и на свиньях отвезено в Преображенское, где посмертно предано казни.
                                     
   Подробнее о церкви и захоронениях возле нее я напишу в соответствующем месте.
   В XVIII в. владельцы палат неоднократно менялись, к сожалению, в большинстве статей и исследований перечислены лишь их ФИО, без привязки по времени, за редким исключением. Всех владельцев упоминает москвоввед В.В. Сорокин, но только часть из них с привязкой по времени. Мне же захотелось попытаться выстроить их в хронологическом порядке, прибавив некоторые сведения о них,  вот, что у меня получилось.
   По архивным изысканиям известно, что с 1730-х годов владение принадлежало Дашкову Я.И. Его отец, Иван Андреевич Дашков Большой с 1692 г. думный дворянин, сумел отличиться и при царе Алексее Михайловиче, и при его сыне Петре I, воевал в Азовском походе с Петром, в 1690 году, в решающий момент борьбы Петра с царевной Софьей Иван явился к Петру в Троице-Сергиеву лавру и как сказано в жалованной грамоте "стоял крепко и мужественно и верно, с усердием и радением", за что был не раз награжден. Своему сыну - Якову Ивановичу он оставил около 1000 крепостных душ в Московском, Веневском, Рязанском, Алатырском, Ржевском, Ярославском и Галицком уездах.
   Яков Иванович Дашков (1685 -1766 гг.) - как и его предки, начал с военной карьеры, служил в лейб гвардии Преображенском полку, вышел в отставку в чине майора. В 1731 г асессор Камер-коллегии, с 1732 г. воевода Устеженский. Коллежский советник.
   Сытин П.В. пишет в книге "История московских улиц" - "К югу от парадного двора князя Мещерского, захватывая часть современного Сверчкова переулка, между Девяткиным и Армянским, был длинный, но узкий двор полковника Дашкова, с небольшим каменным строением посредине и деревянными - по обоим переулкам". Напомню, Сверчков переулок тогда еще не доходил до Армянского пер., он существовал в древности (изображен на Петровом Плане), но был застроен, его продлили только вновь после 1812 г. Вот так сейчас выглядит это место.

   Его дочь Анна Яковлевна Дашкова (?-1754 гг.) была замужем за князем Федором Григорьевичем Волконским (?-1743 гг.). В свою очередь, их дочь княгиня Анастасия Федоровна Волконская (1730-е? - ?) была замужем за Дубровским Алексеем Ивановичем (1-я треть XVIII века - ?гг.).
   Далее Сытин в той же книге пишет - " За ним (за двором Дашкова Я.И.) стоял двор полковника Дубровского, с ветхим каменным зданием по Армянскому переулку". Т.о. получается, что двор Дашкова Я.И. и мужа его внучки стояли рядом. Значит, здесь речь может идти о середине XVIII века. Видимо, его внучка  получила часть участка в наследство, от уже умерших к тому времени родителей.
   В 1770 годах владелицей участка становится другая дочь Дашкова Я.И. - Прасковья Яковлевна Мятлева (1726-1782 гг.), получившая, видимо его в наследство после смерти отца.
                                                                   
   Она была второй женой адмирала Василия Алексеевича Мятлева (1694-1761 гг.), в царствование Елизаветы Петровны служившего сибирским губернатором. После смерти мужа Прасковья Яковлевна здесь не бывала, она постоянно жила в Петербурге, в её доме был один из первых литературных салонов екатерининской эпохи, который посещали Фонвизин, Державин, Херасков, Княжнин и др.  Прасковья Яковлевна еще осталась в памяти потомства, и как бабушка поэта Ивана Петровича Мятлева.
   Среди других владельцев дома упоминается и некий князь Д. А. Волконский, об этом пишут исследователи Сорокин В.В. и Романюк С.К., не расшифровывая его имя-отчества, а Чагин Г.В. в книге "Армянский переулок, 11" и вовсе пишет: - "Потом среди владельцев дома мы находим НАСЛЕДНИКОВ князя Дмитрия Андреевича Волконского, племянника и сподвижника известного боярина Ф. Ф. Волконского, воеводы царя Алексея Михайловича". Кто эти наследники непонятно, поэтому могу только предположить, что это был князь Дмитрий Александрович Волконский (г.р.1761? или 1755? - см. 1821 гг.), обе дочери Дашкова И.Я. приходились ему двуюродными тетками.
   Не ясно и в какие годы владельцем участка становится Матвей Васильевич Дмитриев-Мамонов (1724-1810 гг.), действительный тайный советник, один из важных сенаторов екатерининского времени. Взлёт его карьеры начался в 1787 году , после того, как его сын Александр  приглянулся Екатерине II, до этого, как пишут в Википедии, он жил в провинции.
   Однако, Романюк пишет, что президенту Вотчинной коллегии М. В. Дмитриеву-Мамонову  с 1778 г. принадлет дом в Глинищевском пер., 6, который, возможно, он и строит., а в книге "Памятники Москвы. Белый город" указан другой год постройки этого здания - 1782, но владелец тот же. Фото 1981 г.

   В 1787 г. Матвей Васильевич его продает и приобретает другой т. н. "мамоновский" дом,  стоящий и доныне в Мамоновском пер, а ранее стоявший на Тверской ул., пока не был передвинут. Позже он был продан и в нем расположилась глазная больница. Фото 1885-1900 гг.

   В какие годы Дмитриев-Мамонов владел этим участком в Армянском пер. остается неизвестным, буду рада если кто-то из краеведов напишет об этом.
   Затем дом перешел к известной в Москве богатой семье Глебовых. Владельцами становятся коллежский асессор Глебов Николай Алексеевич, депутат коломенского дворянства, владелец части с. Никульского Коломенского уезда и его жена Марфа Григорьевна.
  
В начале 1790 года владельцами стала семья князя Ивана Сергеевича Гагарина.
   Семья была большая и хозяева заказали своему соседу - архитектору М. Ф. Казакову (о его доме и школе я писала здесь) перестроить старые палаты и включить их в новый объем дома.
   Чертеж из альбомов Казакова. Около 1801 г. Чертеж представляет дом - сложнейший конгломерат перестроек XVII-XVIII вв. - в том виде, какой ему придал в 1790-х гг., возможно, сам М.Ф.Казаков, создав строго симметричную классическую композицию. Единственным ордерным элементом была галерея на легких колонках. Ниши с рельефом, вероятно, не были выполнены в натуре.
   Рисунок из книги "Памятники архитектуры. Белый город".

   Балконы на ризалитах служили навесами подъездов, из которых северный вел к парадным помещениям, южный - к жилым.
   Трехэтажный главный дом стоит в глубине парадного двора, симметрично ограниченного протяженными одноэтажными флигелями, торцевые объемы которых вынесены на красную линию.
   Реконструкция фасада из книги "Памятники архитектуры. Белый город".

   Южный флигель был соединен с домом, за ним находится узкий изолированный дворик, который имел тогда свой выход на улицу (как видим , выход этот сохранился до наших дней).
          Армянский переулок.
     Северный флигель.
          Армянский переулок.
   Между северным флигелем и домом открывается проезд в задний, хозяйственный двор, ворота которого были в то время обращены на Девяткин переулок. При реставрации в этом левом флигеле во дворе было обнаружено помещение бывшей кухни, облицованной красивыми изразцами - голубые цветы на белом поле.
                             Армянский переулок.
   Эти скромные служебные сооружения частично сохранили характерное членение фасадов крупными вертикальными нишами, в которых помещены окна.
            Армянский переулок.
    Строгая простота отличает и внутренний облик дома. Комфортабельность планировки (в частности, сквозные коридоры во всех трех этажах, что делали тогда только в общественных зданиях) сочетается здесь со спокойным величием парадной анфилады. Она состоит из немногих помещений - зал с аванзалом, разделенные колонками, гостиная, парадная спальня и кабинет, - но замечательна своим монументальным масштабом.
   План первого этажа. "Памятники архитектуры. Белый город".
                             
   Удивительно красивому и выразительному пространству парадной лестницы,  отвечает столь же просто отделанная, гостиная, связанная с ней через скругленный аванзал; ее украшает лишь высокий камин в центре задней стены. Это самое крупное помещение дома.
   Сравнительно небольшой, но нарядный зал с пилястрами традиционно служил столовой; он сообщался с кухней, располагавшейся в северном флигеле, при помощи служебного входа в древнем объеме позади парадной лестницы. На третьем этаже находится другая, более камерная анфилада, что часто встречалось в домах того времени; двери здесь заменены открытыми арочными проемами.  Жилые комнаты размещались вдоль заднего фасада во втором и третьем этаже. В отличие от обычного устройства московских домов того времени все они были просторными, светлыми и изолированными. На третьем этаже в южном ризалите находилось совершенно обособленное помещение, освещенное со всех трех сторон, с намеренно усложненным входом со второго этажа. Возможно, оно предназначалось для занятий владельца - бывшего морского капитана.
   А теперь поговорим о семье, для которой перастраивался этот дом и которая прожила в нем двадцать лет.
                               
Главой семейства был Иван Сергеевич Гагарин (1752-1810) - капитан 2-го ранга. Он служил во флоте, отличился в Чесменском сражении 1770 г., вместе с гр. Алексеем Орловым участвовал в похищении и препровождении в Петербург из-за границы "княжны Таракановой". Состоял в одной из русских масонских лож. Владелец  усадьбы был человеком высокообразованным. Среди его постоянных собеседников и друзей находились историк Н. М. Карамзин, поэт И. И. Дмитриев, ректор Московского университета И. П. Тургенев, и другие литераторы и общественные деятели.
   Женой князя была Мария Алексеевна, урожденная кн. Волконская (1750-1804), У них было по  одним данным шестеро детей - Сергей, Григорий, Наталья, Варвара, Александра и Екатерина, по другим восемь, упоминается еще Софья и Мария.
   Старший сын Сергей Иванович Гагарин (1777–1862) - сенатор, действительный тайный советник, масон, автор трудов по сельскому хозяйству.
                                                                    
   С 1818 г. владелец усадьбы Ясенево (о ней я писала здесь). В своей усадьбе он создал образцовое хозяйство с тонкорунным овцеводством и садоводством.
   Другой его сын Григорий Иванович Гагарин (1782–1837) - дипломат, д.с.с., любитель литературы, театра, живописи; переводчик,  масон. Григорий Иванович учился в Благородном пансионе при Московском университете вместе с В. А. Жуковским и А.И. Тургеневым, с которыми он был дружен. Там он занимался литературной деятельностью и переводами, числился среди лучших учеников пансиона. Впоследствии  отошел от литературы и стал дипломатом. В начале своей карьеры служил при посольстве в Вене и в Париже.
                                                                    
   В 1813 г. на него обратила "особенное внимание" знаменитая красавица Мария Антоновна Нарышкина, любовница Александра I.
   Некоторые исследователи считают, что отцом вскоре родившегося у Нарышкиной сына был Григорьевич Иванович, который был в это время женат. Из-за этого его карьера прервалась, он вышел в отставку и уехал с семьей за границу. Вновь Г.И. поступил на службу только в 1822 г., служил посланником в Риме, а затем с 1933 г. в Мюнхене, где он стал непосредственным начальником Ф. И. Тютчева (о нем и его семье, купившей этот дом у Гагариных, пойдет речь в следущей части). Поэт высоко ценил этого своего начальника.
   Григорий Иванович был почетным членом литературного кружка "Арзамас", а в 1827 Г. избран почетным членом Академии художеств, покровительствовал рус. художникам, в частности С. Ф. Щедрину. Искренняя дружба связывала его с Кипренским и Карлом Брюлловым, последний написал его портрет, представленный выше.
    Теперь скажу несколько слов о дочерях Ивана Сергеевича. Одна из них, княжна Александра Ивановна Гагарина вышла замуж за Ростислава Евграфовича Татищева - внука первого русского историка и ученого-энциклопедиста Татищева. Другая дочь - Варвара Ивановна Гагарина выйдет замуж за Карабанова Павла Федоровича, библиофила, собирателя русских древностей и автора ряда исторических работ; а третья Наталья Ивановна Гагарина вышла замуж за итальянского художника, поэта, певца и музыканта Сальвадора Тончи, жившего с 1795 г. в России. Их союз был мезальянсом и привел семью князя Гагарина в отчаяние. Влюбленная княжна настояла на браке и "ничто на свете не смогло переменить ее намерения". Она уехала с Тончи из Москвы и обвенчалась с ним.
   После смерти отца, князя И.С. Гагарина, сыновья, объявили о продаже дома.
   В том же году в декабре усадьбу приобретает семья Тютчевых.

   Продолжение. Часть 7.

   Другие достопримечательности. Оглавление.

   Использованы материалы: Чагин Г.В. "Армянский переулок, 11"; http://ucheba.su/dictionary/word/219163/ ; Википедия; "Памятники архитектуры. Белый город"; http://www.rgfond.ru/rod/9452?curr_depth_up=1 ;
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments